Если не будет официальной поддержки у сайта, со стороны бригады, есть ли смысл существовать ?

Результат опроса Результаты
Все опросы нашего сайта Архив опросов
Всего голосовало: 1522
Обсудить на форуме

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


» Зарегистрировано

Всего: 1077
Новых за месяц: 3
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0

» Из них

Парней: 973
Девушек: 104

 

Главная » Статьи » Армейский Спецназ


Кабул—Газни
20 лет назад была перевернута одна из самых драматических страниц в истории СССР: 15 февраля 1989 года завершился вывод Ограниченного контингента советских войск из Афганистана. За 9 лет и 2 месяца пребывания советских войск в Афганистане (с 25 декабря 1979-го по 14 февраля 1989 года) погибло почти 15 тысяч солдат и офицеров, 6669 человек стали инвалидами, многие переболели тяжелыми инфекционными заболеваниями.

Я, участник боевых действий, кавалер ордена Красной Звезды и других правительственных наград, майор запаса Воздушно-десантных войск, бывший командир воздушно-десантного батальона, хочу посвятить сегодняшний свой рассказ об афганской действительности родным и близким, матерям и женам погибших в Афганистане воинов.

После окончания моей службы в Афганистане меня разыскала мать погибшего в бою рядового Анискевича. Он служил в моей роте, и из писем сына мать знала обо мне как о командире сына. Ей хотелось подробнее узнать, как погиб ее единственный сын…

Я ехал на эту встречу с тревожным, тяжелым и печальным ощущением недавно пережитой потери, с чувством даже какой-то вины на душе. Это понимает только тот, кто воевал, для кого девиз "Один за всех, и все за одного!" был смыслом и службы, и жизни.

Встреча была тягостной. Трудно смотреть в глаза без времени поседевшей женщины, похоронившей единственного сына: они полны невыплаканных слез, боли и горя.

Я не знал, с чего начать разговор. Но она, эта светлая и деликатнейшая женщина, уловив мое состояние, пощадив меня, предложила поехать на кладбище в Новинки на могилу сына. Она жалела меня, чувствовала мое волнение (которое невозможно сравнить даже с тем, которое ощущаешь во время боевых действий), давала мне время и возможность собраться с мыслями.

И вот мы, возложив цветы на могилу, молча скорбим. Мать стоит на коленях, а вот слез-то нет, закончились слезы. Так молча плачет материнская душа…

На этом же кладбище я увидел еще несколько могил моих рядовых солдат. Да что и говорить, поражало количество могил погибших воинов-"афганцев" — рядовых, офицеров…

Приехав с кладбища, сели за стол помянуть геройски погибшего сына. Слово за слово, нахлынули рекой воспоминания.




Командир 2-й парашютно-десантной роты 317-го парашютно-десантного полка ст.лейтенант Александр михайлович Гордиевич.

…Ранним утром я получил боевую задачу: с отрядом обеспечения движения сопроводить автомобильную колонну, груженную бензином (наливники — "КамАЗы", "шаланды") в количестве пятидесяти единиц по маршруту Кабул—Газни. Насколько опасным оказывалось сопровождение колонны, свидетельствовал приказ командира десантной дивизии, которым личному составу доводилось, что после пятнадцати сопровождений армейских колонн принимавших в этом участие офицеров, прапорщиков и солдат представлять к государственным наградам.

В подразделение, которым я командовал, по спецнабору, прошедшему спецподготовку в Фергане, для пополнения штата прибыли два молодых солдата, в том числе рядовой Анискевич. В первые три месяца эти рядовые к боевым действиям не привлекались. Им давалась возможность адаптироваться, честно говоря, их берегли, ограничивали несением нарядов внутренней службы. Неоднократно эти солдаты просились у меня на боевые выезды. Но в Афгане были свои неписаные законы: молодых солдат первые три месяца на боевые задания не брать, не глядя ни на какие просьбы.

А вот через три месяца они шли на боевое задание вместе с обстрелянными в боях товарищами. После этого им никто не скажет: ты не слышал, как свистят пули, ты, салага, не нюхал пороха…

Ранним осенним утром, в 6 часов, приняв колонну в Теплом стане (пригороде Кабула), поставив офицерам боевые задачи на сопровождение, мы начали движение. Во главе колонны, на удалении зрительной связи, усиленные отделением десантников двигались саперы. Далее как основа шла моя вторая парашютно-десантная рота 317-го парашютно-десантного полка. Приданная мне армейская рота пехоты была равномерно рассредоточена между наливниками-"КамАЗами". За замыканием колонны шел танк с приданного взвода танков. Над всей вытянувшейся цепочкой постоянно находились два вертолета огневой поддержки.

И вот по моей команде колонна двинулась. Солнце рисовало над горными вершинами алую полоску зари. Красота неимоверная. Но ее никто не замечал. Медленно, шаг за шагом, подошли к третьему километру. Небольшой населенный пункт всегда был начинен сюрпризами. Здесь кипела работа саперов. По команде колонна остановилась. Природа была, мягко говоря, не за нас.

С левой стороны дороги находился полуразрушенный кишлак, справа — сплошные руины, за ними — барханные поля. Сама дорога за кишлаком круто поднималась в гору.

Ранее, месяц назад, в этом месте подразделение, которым я командовал, потеряло два БМП-2 (боевые машины пехоты), которые подорвались на фугасах, установленных на замыкании электродетонаторов. Машины восстановлению не подлежали. Самыми "легкими" ранениями членов экипажей были контузии и лопнувшие барабанные перепонки: кровь сочилась у солдат из ушей.

Вот поэтому и был внеплановый набор солдат из учебки Ферганы, в который попал Анискевич. Сейчас он сидел рядом с товарищами по оружию на броне БТР-70 и наверняка с большим интересом, не по рассказам товарищей, а воочию наблюдал за происходящим вокруг. Вдоль дороги, на фоне редких деревьев ("зеленки") вымершего кишлака и воронок, стояла сожженная, выведенная из строя военная техника. Картина не из веселых.

Это место не давало саперам права на ошибку. Находясь постоянно на связи, я получил сигнал от майора Титюхина (начальника инженерно-саперной службы полка), что посередине дороги лежит обезглавленный труп солдата в афганской форме и, возможно, под ним "сюрприз" — мина. Справа и слева на обочинах дороги напротив трупа были установлены противотанковые мины итальянского производства ТС-1, они были рассчитаны на объезжающую труп технику. Расчет был стопроцентный на "успех". Но эти "сюрпризы" были обнаружены и обезврежены саперами. По окончании работы саперов колонна продолжила движение вперед.

Наконец-то мы вышли из кишлака, который солдаты между собой называли "Бермудским треугольником". Пейзаж менялся. Слева вплотную подходили к дороге высокие горы, справа — равнинная местность, изрытая глубокими оврагами с подземными реками, колодцами — киризами, созданными столетиями: в них прятались и легко уходили от возмездия душманы. Прошли километр. Опять поступает сигнал от саперов. "Цепочка" (колонна) останавливается. Чутье сапера-профессионала не подвело: метрах в пяти от обочины ими был выдернут провод, ведущий к управляемому минному полю. А где-то на расстоянии 300 метров от дороги сидел "дух" и наблюдал за колонной в готовности нажать на кнопку. Одна жила этого провода сапером была сразу перерезана, минным полем душман управлять уже не мог.

По моей команде одновременно с четырех автоматических гранатометов (АГС-17) была обработана местность в направлении провода. Одновременно старший лейтенант Титов, внештатный авианаводчик, который наводил вертолеты на эту же цель, дал указание обработать огнем овраги. Через десять метров от этого провода был обнаружен другой, протянутый ко второму управляемому минному полю. Он тоже был перерезан.

Между минными полями на другой стороне, на пригорке за обочиной, душманы установили ориентир — стреляную танковую гильзу, которая помогла бы "духам" определить середину "наливников" для уничтожения.

Благодаря сильному огню по предполагаемому месту управления, работе саперов, минные поля не сработали. В каждое управляемое минное поле входило по восемь фугасов: мины ТС-1, а также стреляные гильзы от танков, наполненные пластидом и для большего эффекта кусками фосфора, от которого горит даже железо. Через каждые десять метров — фугас. На одном из них для надежности был замаскирован коран.

Работа "духами" была проделана титаническая. Каждый подкоп под асфальт с обочины был не менее полуметра. На обезвреживание управляемых минных полей ушло около трех часов. Невозможно представить, какой ад развергся бы, осуществись замысел душманов, сколько бы людей полегло… Колонна могла бы сгореть как факел.

А сейчас над нею кружили вертолеты. Загрузив все фугасы в отдельный БТР, в котором отсутствовал личный состав, кроме механика-водителя, мы продолжили движение вперед — на Газни.

Солнце нещадно жгло, спасали панамы на голове. От горячего воздуха, казалось, плавились бронежилеты. Двигатели на БТРах кипели от перегрева. Прапорщику Иванову (технику роты) работы хватало…

Колонна двигалась. Впереди майор Тетюхин с личным составом саперного взвода профессионально выполнял свой долг, сохраняя сотни солдатских жизней.

На одном из поворотов одиноко стояла сгоревшая БМП-2. В ней недавно горел мой боевой товарищ Юра Манюхин, родом с Марьиной Горки. Чудом уцелевший, обгоревший, ночью он с двумя бойцами сумел самостоятельно добраться до Кабула. Спецназовец — это человек-легенда. О подвигах спецназовцев в Афганистане можно написать не одну захватывающую книгу.

На одной из гор, по правую сторону дороги, виднелось черное пятно — след разбившегося вертолета да часть обломков двигателя. Экипаж сгорел. Несколько раз покружились над горой наши вертолеты, отдавая почести погибшим.

Вдали виднелся населенный пункт Майдан-Шахар. Его мы прошли без потерь и "сюрпризов", так как в нем размещался афганский гарнизон.

В общей сложности колонна прошла 60 километров, это середина дороги между Кабулом и Газни, здесь нас встретило сопровождение из Газни, которому мы без потерь передали колонну машин-наливников.

По приказу мы должны были возвращаться назад пустыми. Но от них пришлось принять незапланированную колонну в количестве трехсот единиц. В состав этой колонны входили: автомобильная техника, следовавшая за продуктами и боеприпасами; две автомобильные роты пустых "наливников", а также следовала боевая техника, груженная на тягачи-"ураганы"; танки, БМП для капитального ремонта.

Не останавливаясь (все задачи сопровождения были поставлены во время движения), начали двигаться в обратном направлении, в сторону Кабула. Зрелище было внушительным: "цепочка" вытянулась на километры. Основная задача моего отряда обеспечения движения — сопроводить колонну в Кабул. Порядок построения колонны был тот же, только количество боевых машин увеличилось в шесть раз! Самое сложное было в том, что тягач-"ураган" по габаритам (ширине) занимал полностью всю дорогу: от обочины до обочины. На некоторые из них были загружены для капремонта танки. При любой остановке "урагана" все следовавшие за ним машины останавливались. Объехать его было невозможно. Все в такой ситуации становились открытой мишенью для душманов.

"Замок" колонны передал по радиостанции: "За нами следует "цепочка" мирной техники афганцев: машины, автобусы с людьми". Они везли свой урожай в Кабул на рынок, вот и пристроились к колонне, зная, что русские ("шурави") в обиду их не дадут. Наши команды они воспринимали зрительно и безукоризненно правильно их выполняли…

Колонна медленно двигалась вперед. Позади остался Майдан-Шахар. Все прекрасно понимали, что быстро к Кабулу мы не подойдем. А это означало: не успеем до 15 часов — в кишлаке перед Кабулом нас будет ждать засада, будет бой… Это было неоднократно проверено ранее на практике.

"Цепочка" растянулась на километры. Я отдал приказ по радиостанции командиру мотопехотной роты: "На вершине горы, перед спуском вниз, головной машине остановиться и не начинать движения, максимально сомкнуть растянувшуюся на километры колонну. Тем временем даю приказ головным подразделениям начать движение в кишлак, блокировать дорогу. Время подходило к 16 часам…

Взвод с отделением саперов медленно входил в кишлак. По расчетам душманов, находившихся в засаде за полуразрушенными дувалами слева вдоль дороги, вся колонна должна была войти в кишлак. Они планировали частично ее отсечь, выведя из гранатометов "ураган", расчленив колонну, оставшуюся часть легко уничтожили бы.

Второй парашютно-десантный взвод моей роты, которым командовал командир взвода старший лейтенант Валерий Веклич, начал по команде обходить кишлак справа от дороги, блокировав его сзади. Одновременно третий парашютно-десантный взвод, которым командовал старший лейтенант Власов, в котором вместе с отделением управления находился я, командир второй воздушно-десантной роты, начали блокировать кишлак слева от дороги, неожиданно выйдя в тыл засаде душманов. Для них это оказалось шоком.

Когда кишлак был полностью блокирован бойцами, по моей команде цепочка сопровождаемых машин начала движение через него. К этому времени первый взвод под командованием старшего лейтенанта Зимовца блокировал "елочкой" дорогу в самом кишлаке (справа и слева). Помощь блокировке оказывали саперы и танк.

Колонна двигалась под огнем большой плотности: с левой стороны дувалов — засады душманов. Страшной неожиданностью для "духов" явился наш удар с тыла. Разразился свинцовый дождь. От командира первого взвода старшего лейтенанта Зимовца, прикрывавшего дорогу в кишлаке, поступил по радиостанции доклад: "Сахар, у меня два трехсотых", — что означало "у меня два тяжело раненных". Одним из них был рядовой Анискевич… Душманская пуля из английского ружья "бур" пробила бронежилет, прошла навылет через легкое. Другому рядовому пуля прошла через шею, смертельно ранив.

Я выслал к ним для эвакуации тяжело раненных на бронетранспортере замполита роты старшего лейтенанта Анатолия Иванова и санинструктора для оказания медицинской помощи. Тяжело раненые рядовые были еще живы. Теплилась надежда на их спасение. Эвакуация вертолетом исключалась: темнело, шквал огня, шел бой… Под свинцовый разговор и непрерывный огонь тем не менее раненых доставили в Кабул, в госпиталь. Первую медпомощь им оказали в бронетранспортере, во время движения. Минут через 15 раненые были доставлены в армейский госпиталь.

На крыльце приемного покоя на руках старшего лейтенанта Иванова, зажимавшего ладонью сквозные пулевые отверстия, чтобы не поступал воздух, умер наш земляк — рядовой Анискевич. Другой рядовой, раненный в шею, умер по дороге в госпиталь…

Посмертно рядовые были награждены правительственными наградами — орденами Красной Звезды. Благодаря и их вкладу, цена которому жизнь, задача была выполнена, и колонна смогла войти в Кабул. Вечная им память!

С наступлением темноты перестала оказывать огневую поддержку авиация. Сбросив последние две "капли" (авиабомбы) на огневые точки душманов, вертолеты вернулись в Кабул.

Очень много хлопот принес подбитый в темноте из гранатомета душманов "ураган", граната попала в топливный бак, он "зарычал", загоревшись, и остановился. Позади, на лафете, который тащил "ураган", был загружен танк. Тягач находился предположительно в середине "цепочки". Колонна расчленилась на две части, так как тягач создал непроходимое препятствие на дороге.

Часть колонны ушла в Кабул, а второй части пришлось искать объезд. Нависла ночь. Бой продолжался. Несмотря на трудности, в течение еще двух часов объездными путями под огнем противника колонна была выведена в Кабул.

Поставленная командованием задача была выполнена.

Я рассказал об одном эпизоде афганской войны. А сколько их было! Сколько полегло наших прекрасных ребят там, за тысячи километров от Родины!

На память пришли строки поэта Чугунова:

Хорошо, товарищ, после боя,

Выдыхая дым пороховой,

Посмотреть на небо голубое —

Облака плывут над головой.

И в затихшем орудийном гуле,

Что в ушах моих еще звенит,

Вся страна в почетном карауле

Над убитым воином стоит.

* * *

Искренне желаю всем воинам-интернационалистам, братьям по оружию, вашим семьям крепкого здоровья, добра, мира, благополучия! Очень буду рад пообщаться с однополчанами. Контактный телефон 642-73-81.

Александр ГОРДИЕВИЧ,

майор запаса Воздушно-десантных войск, участник войны в Афганистане, кавалер ордена Красной Звезды и других правительственных наград.

г.Пинск.



Категория: Армейский Спецназ | Добавил: tyz (08.11.2009)
Просмотров: 3330 | Рейтинг: 4.7/3 |
Всего комментариев: 0

 
В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.

Бригады дух могуч, непобедим, Своих Героев подвиг славный чтим, Герои те в сердцах у нас горят- Бессмертен подвиг храбрых тех ребят.

Припев Шагай, бригада, гордою стопой, Железный дух твой славен боевой, Присяге будем мы всегда верны, Спецназ - надёжный щит родной страны.

Наш почерк ярок, дерзок и незрим, На страже Беларуси мы стоим, Всегда мы там, где лютый ураган, И песня боевая, и Афган.

В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.







>

5 обр Спн г. Марьина Горка *** Неофициальный сайт *** - спецназ ГРУ, ВДВ, разведка, десантники! Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 559503494 Карта сайта 



5 ОбрСпн г. Марьина Горка лучшая бригада Спецназа ГРУ Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 556545706 Карта сайта 
        Рейтинг Военных Сайтов Каталог TUT.BY