Нужен ли этот сайт ?

Результат опроса Результаты
Все опросы нашего сайта Архив опросов
Всего голосовало: 2287
Обсудить на форуме

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


» Зарегистрировано

Всего: 1077
Новых за месяц: 3
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0

» Из них

Парней: 973
Девушек: 104

 

Главная » Статьи » Афганистан


Из воспоминаний командира 1-й роты 154 оо СпН капитана Дмитрия Лютого

Из воспоминаний командира 1-й роты 154 оо СпН капитана Дмитрия Лютого:

— Моя рота дополучила боеприпасы и вместе с 3-й выехала на аэродром. Информация о случившемся была самая противоречивая. По ней было абсо­лютно не ясно, что же на самом деле, и уж тем более, как случилось. Я был потрясен, когда узнал, что до сих пор неизвестно, сколько человек потеря­ли... Пока суд да дело, начало темнеть.

Утром вытянули броню асадабадцев, уточнили частоты и порядок вза­имодействия и пошли вперед. Сначала слева и справа на горы полезли асада-бадцы и пехота. Их нахождение там было скорее для успокоения души — сверху нас кто-то прикрывает. На самом же деле горы были лесистые и, находясь на вершине хребта, было сложно контролировать то, что происхо­дит хотя бы на середине его склона.

Теоретически, духи могли нас долбить оттуда запросто. Моя рота шла справа по ущелью, а 3-я рота — слева. Межгорное пространство составляло метров триста. Развернули оружие нашей брони влево и вправо. Мы контро­лировали склон над 3-й ротой, а они над нами. Так было удобнее.

Дошли до первого кишлака без приключений, но, как выяснилось, и аса-дабадцы, и пехота на подъеме к позициям выдохлись. В сущности, они опять заняли те позиции на горах, которые занимали вчера. Дт того чтобы дойти до Даридама, нам пришлось двигаться без прикрытия сверху. Все повторя­лось, с той лишь разницей, что теперь мы шли под прикрытием брони, и нас было не две необстрелянные группы, а две боевые роты.

«Духи» прекрасно понимали, что тела погибших так не оставят и за ними обязательно придут. Поэтому они подготовились к встрече. Поэтому, когда 3-я рота досмотрела первый кишлак и стала выходить, по ней ударили с правого склона.

Видимо, предыдущий бой духов расслабил, и они поторопились. Посколь­ку били только из стрелкового оружия, мы решили, не ввязываясь в бой, под прикрытием брони дойти до второго кишлака. Мы без приключений, хотя и под обстрелом, добрались до Даридама. Дорога, которая шла по окраине Да­ридама, проходила под обрывом, высотой метра два. Поэтому огонь духов с левого склона нам вреда причинить не мог.

Больше я опасался того, что противник займет высотку прямо перед нами. В этом случае он мог вести огонь вдоль всей колонны. До этой горы, покрытой кустарником, было метров двести. Используя растительность и складки местности, «духи» запросто могли скрытно выйти и занять там позиции. Поэтому я определил наводчику-оператору одной из БМП эту гору, как сектор особого внимания. Сам я тоже сел в машину и наблюдал за полем боя в прицел. Под нашим прикрытием 3-я рота начала досматривать киш­лак. Слева «духи» пытались приблизиться и войти в кишлак, но огнем БМП мы своевременно пресекли эти попытки. Выстрелом из орудия я снял одного наиболее наглого духа. С той стороны больше нам не досаждали.

Но случилось то, чего я опасался. «Духи» заняли позиции на горке перед нами, а потом притащили пулемет. Мы открыли люки десанта машин и подогнали вплотную машину к машине. Наши бойцы снизу запол­зли в десант.

235

 

Занимаясь укрытием личного состава, я сам оказался между склоном и бортом машины. Тут меня и «прищучил» пулеметчик. Пулеметчик бил все точнее. Я вскочил на борт машины и забрался в люк башни. При этом, до сих пор я пребываю в уверенности, что ни руками, ни ногами я не касался брони — будто прямо с земли я нырнул в люк башни. Причем, как только я туда свалился, по люку застучала пулеметная очередь. Когда я оказался у орудия, то скомандовал механику: «Заводи!», а сам припал к прицелу. Механик вывел вперед свою машину, а я открыл огонь по склону из пушки. В результате духи с этого направления огонь прекратили.

Далее мы развернули орудия машин вправо и открыли огонь по дальнему склону. «Духи», осознав нашу неуязвимость, стали бить только прицельно по людям. Интенсивный огонь стрелкового оружия, который снес все навесное оборудование с машин, прекратился. Но, тем не менее, духи зорко следили за нами и огнем фиксировали каждое наше движение.

Было уже около трех дня, когда послышался гул вертушек. Не выходя с нами на связь, не запрашивая обстановку в районе площадки, на высоте метров тридцать, со стороны начала ущелья, на посадку зашли три верто­лета. Я немедленно дал команду прекратить огонь, чтобы их не зацепить. Что и было, в конце концов, выполнено. Но почему духи прекратили огонь, для меня до сих пор загадка. Неподалеку от нас «восьмерки» плюхнулись на землю, и из открывшейся двери первым, как будто на параде, вышел... заме­ститель начальника штаба армии генерал-майор А. Лучинский в брюках с красными лампасами. Обойдя неспешным шагом вертолет, он, также не торопясь, направился к нам. Из вертолетов за ним посыпались бойцы дшб 66-й мотострелковой бригады, прибывшие к нам на подмогу.

Вертухи стали отваливать, и я, на всякий случай, приказал открыть огонь по склону, чтобы прикрыть их взлет. Тут и духи очнулись. Вот когда испарилась генеральская важность! Вспомнив курс молодого бойца, он ужом заполз под БМП. Десантура тоже спешно прикрылась нашей броней. Поняв бесперспективность дальнейшего сопротивления, и, я думаю, сообразив, что раз пришли «восьмерки», то, наверняка, где-то рядом и «двадцатьчетверки», духи свернули свою войну и отошли.

Лучинский собрал нас на совещание и объявил главную задачу: найти абсолютно всех. Распределились и начали искать погибших. Я со своей ротой по-прежнему занимался обеспечением безопасности поиска. Хотя искали, по возможности, все. Первыми обнаружили на террасах четверых или пятерых расстрелянных бойцов. Видимо, духи собрали раненых и, чтобы с ними не таскаться, расстреляли. В кишлаке нашли еще кого-то. Начало темнеть и поиск отложили до утра. Расположились в дувалах на ночлег. На следующий день поиски продолжились. Я отправил Олега Мартьянова с бойцами на те склоны справа, откуда до последнего момента стреляли духи. Там никого не обнаружили, но нашли автомат кого-то из асадабадцев. Оружия духи тогда набрали много, но, видимо, под огнем один потеряли. Поиски продолжались до вечера. Хуже всего было то, что так и не ясно было, сколько трупов нужно найти. В конце концов, вечером вроде бы разобрались, что не хватает одного солдата. Но, перерыв кишлак и его окрестности, мы ничего найти не

236

смогли. Уже дело дошло до того, что стали собирать по частям, думая, что, может быть, человек подорвался.

На вторые сутки все-таки удалось подтянуть по хребту пехоту и аса­дабадцев до рубежей, где они должны были находиться, изначально обеспечи­вая нашу работу. Мы остались еще на одну ночь, поскольку тело солдата так и не было найдено.

Поутру мы продолжили поиски. Памятуя о том, что рассказал Турчин про бойца, которого взяли в плен, я предложил искать в том направлении, куда якобы увели пленного. Для этого сам отправился за гору на БМП. Там была глубокая промоина, и машина дальше пройти не могла.

Спешившись, я стал искать. Мои предположения подтвердила недав­няя информация от летчиков о том, что они уничтожили группу моджахе­дов, двигавшихся в сторону Пакистана. Среди них был человек в КЗС (кос­тюм защитный сетчатый). При этом они указали и место, где примерно это могло быть. После продолжительных поисков я в одной из промоин нашел тело солдата, заложенное камнями. Достал щуп и стал аккуратно проверять, не заминировали ли духи подходы. После того как последний погибший был обнаружен, нам дали команду сворачиваться, и вскоре мы улетели в Джелалабад.

Анализируя случившееся, надо отметить, что покойный Николай Не-стерович Цебрук был достаточно опытным в спецназе человеком. Он ро­дился 27 ноября 1955 г. в деревне Рудавне Брестской области. В 1979 г., когда началась война в Афганистане, закончил Киевское высшее обще­войсковое командное училище и принял разведгруппу в Уссурийской бри­гаде спецназа. В неполных тридцать лет был награжден медалью «За бое­вые заслуги», что, сами понимаете, в мирное время получить было очень нелегко. За этим был большой ратный труд по поддержанию высокой боевой выучки личного состава и сложная учеба по «выживанию» в суро­вых дальневосточных условиях.

Дальневосточные спецназовцы отличались хорошей выучкой, так как постоянно привлекались на тактические учения против реального «про­тивника», что проходили на громадной территории Приамурья и Примо­рья, где преодолевали громадные расстояния в уссурийской тайге, на под­ручных средствах переправлялись через мощные водные преграды, мерз­ли, голодали и питались подножным кормом. Офицер, имеющий такую выучку, был бы прекрасным боевиком в Афганистане, но судьба была к нему безжалостна. Цебрук был убит пулей в шею.

Подчиненные вспоминали, что у Цебрука была особая симпатия к Кузнецову. Еще при первых беседах с личным составом, прибывшим в Белорусскую бригаду для формирования, он сразу обратил внимание на серьезного и старательного, вдумчивого молодого лейтенанта Кузнецова, который буквально не отходил от своих подчиненных. Кое-кто из офице­ров в свободную минуту, прощаясь с мирной жизнью — «заливал за ворот­ник», а он был постоянно с солдатами.

Ротный знал, что Коля полный сирота, из села Малая Питерка на Тамбовщине. Чуть повзрослевшего мальчишку местные власти определи­ли в суворовское училище. Роскошный город Ленинград поразил парня, и

237

он все боялся, что окружающая его жизнь — сказка и скоро закончится. Потому старательно учился и вскоре сравнялся с городскими парнями по уровню общего развития и знаниям. Не случайно, его как лучшего выпус­кника направили в «свое», чтоб не стыдно было, Ленинградское ВОКУ имени Кирова. Стремительно пролетело четыре года и вновь стал вопрос о дальнейшей службе. Само собой получалось, что служить он должен был в престижном Ленинградском военном округе. Так кадровики и по­решили — направив его сразу на капитанскую должность — командиром группы специального назначения. Учись он похуже, может быть, и судьба была бы другая. Но Родина его воспитала настоящим человеком и золо­той медалист лейтенант Николай Кузнецов главный свой экзамен сдал на отлично. В том бою воспитанник псковской бригады спецназа лейтенант Николай Анатольевич Кузнецов, окруженный врагами, подорвал себя и их гранатой Ф-1.

Этот лейтенант особенно близок моему сердцу, поскольку в Пскове, на берегу реки Великой, я жил в той же комнате офицерского общежития, которую он занимал перед убытием в Белоруссию на формирование бата­льона в Афганистан. Я как будто чувствовал биение его сердца... Он на­всегда остался в Псковской бригаде. А через десятилетие приказом мини­стра обороны Белоруссии № 95 от 19 февраля 1996 г. Кузнецов НА. на­вечно зачислен в списки 1 учебной роты разведки 5-й отдельной бригады спецназ.

Мужество и отвагу проявили все 29 погибших воинов. Вот имена погибших:

капитан Николай ЦЕБРУК, лейтенант Николай КУЗНЕЦОВ, сер­жанты Владимир НЕКРАСОВ, Андрей ЖУКОВ, Жумабек УРАЗБАЕВ, Михаил МАТОХ, Василий КУХАРЧУК, Андрей ЧИХУНОВ, Юрий ША­ПОВАЛОВ, Юрий ГАВРАШ, Станислав КУЛЬНИС, Игорь НАПАДОВС-КИЙ, ефрейторы Александр ВАКУЛЮК, Вячеслав МАРЧЕНКО, Никон КОМОГОРЦЕВ, Василий ФЕДИ В, рядовые Сахоб ХАЙДАРОВ, Влади­мир ПОПОВ, Вячеслав СУЛИН, Наиль МУСТАФИН, Андрей ЧИХУ­НОВ, Олег КАСЫМОВ, Олег ОВЧИННИКОВ, Андрей НОВИКОВ, Вла­димир КУРЯКИН, Владимир БОЙЧУК, Александр СЛИВКО, Василий МУЗЫКА, Виктор МОРЯХИН.

Все погибшие в том бою были награждены орденами Красной Звез­ды, кроме Вячеслава Сулина, награжденного орденом Ленина и лейте­нанта Николая Кузнецова — ставшего Героем Советского Союза


Категория: Афганистан | Добавил: tyz (03.09.2009)
Просмотров: 3305 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

 
В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.

Бригады дух могуч, непобедим, Своих Героев подвиг славный чтим, Герои те в сердцах у нас горят- Бессмертен подвиг храбрых тех ребят.

Припев Шагай, бригада, гордою стопой, Железный дух твой славен боевой, Присяге будем мы всегда верны, Спецназ - надёжный щит родной страны.

Наш почерк ярок, дерзок и незрим, На страже Беларуси мы стоим, Всегда мы там, где лютый ураган, И песня боевая, и Афган.

В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.







>

5 обр Спн г. Марьина Горка *** Неофициальный сайт *** - спецназ ГРУ, ВДВ, разведка, десантники! Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 559503494 Карта сайта 



5 ОбрСпн г. Марьина Горка лучшая бригада Спецназа ГРУ Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 556545706 Карта сайта 
        Рейтинг Военных Сайтов Каталог TUT.BY