Нужен ли этот сайт ?

Результат опроса Результаты
Все опросы нашего сайта Архив опросов
Всего голосовало: 2301
Обсудить на форуме

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


» Зарегистрировано

Всего: 1089
Новых за месяц: 2
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0

» Из них

Парней: 982
Девушек: 107

 

Главная » Статьи » 5 ОбрСпн


АФГАНСКИЙ ОПЫТ

У кишлака Алишанг
     Было это в ночь с 13 на 14 марта 1987–го. Мы получили приказ локализовать и обезвредить банду душманов, засевших в кишлаке Алишанг. По сведениям, полученным от представителей афганской разведки, банда была хорошо вооружена и готовилась к нанесению ударов по афганским войскам и советским частям. Мы знали, что «духи» вооружены отличным иностранным оружием.

 Монолог ветерана армейского спецназа
   Для майора запаса Вячеслава Качуры напоминание об афганской войне — два ордена Красной Звезды и ранение. 15 мая 1988 года с 334-го отдельного отряда спецназначения, в котором он служил, начался вывод советских войск из Афганистана. 18 мая спецназ пересек границу, а через пять дней вернулся в состав 5-й отдельной бригады специального назначения Белорусского военного округа. Так была закрыта «афганская» страница истории 5-й отдельной бригады специального назначения...
     В публикуемых воспоминаниях офицера спецназа Качуры — Афган без прикрас, правда, которая, возможно, приблизит к пониманию того, что происходило «за речкой» в 80-е.
Начали готовить операцию своим батальоном. Вникали в малейшие детали экипировки, обеспечения боеприпасами, готовности отделений, групп офицерского состава к действиям в боевой обстановке, надежности средств связи... Уточняли на картах маршруты движения, рубежи развертывания, согласовывали взаимодействие с афганскими коллегами, авиацией, вертолетчиками, артиллеристами, пехотными подразделениями.
В назначенное время двинулись по маршруту. Пошли пешим
желая. Не для марша в горах.
   К утру прибыли к окраине кишлака Алишанг. Маршем пришлось руководить мне как начальнику штаба. Управление батальона я расположил на горке — очень выгодное место для обзора и для руководства ротами, боевыми группами. Со мной были пятеро бойцов, каждый из которых выполнял свою задачу, и управление батальона со всеми средствами связи. Тут же при мне находился и командир взвода лейтенант Юрий Сазонов. Новенький офицер. Необстрелянный еще. Но солдаты ему во всем помогали.
    Роты заняли свои места, окружив со всех сторон кишлак. Оставили только одну дорогу, идущую из кишлака, но взяли ее под боевое обеспечение огнем. Тут все было нами продумано на случай, если «духи» вздумают бежать. Придирчиво проверил точность расположения подразделений.
    К пяти утра подошла бронегруппа: два танка Т–62 и пять БМП. Вскоре подошел батальон «хадовцев» — воинская часть афганского МГБ. Численный состав — всего 40 человек. Мы
уточнили с афганскими союзниками план совместных действий, обговорили в деталях все вопросы предстоящей операции  и приступили к делу. «Духи» старались не выдавать себя. Но чувствовалось, что они готовятся к бою.
   Через усилитель–динамик «хадовцы» обратились к душманам и жителям кишлака. Обращение было коротким, но ясным. Предлагалось сложить оружие и сдаться. В обмен — гарантия сохранения жизни и нормальные условия работы, возвращение в семьи. Кишлак окружен, сопротивление бесполезно. Женщинам, старикам, детям предложили покинуть селение.
    Прошло время, а душманы молчат, в плен не сдаются. Тогда «хадовцы» двинулись в кишлак. Вместе с ними мы направили своего начальника разведки лейтенанта Олега Якута. «Гостей» встретили огнем из пулеметов и автоматов. Снова последовало обращение к душманам по динамику. Но и это не возымело  положительного действия. Стрельба продолжалась. У нас появился один раненый. Ему была оказана медицинская помощь и солдат остался в строю. Не пожелал покинуть поле боя.
      Население ушло из кишлака. И сразу же душманы открыли по нам сильный огонь. Я ввел в действие артиллерию, которая крепко поработала по «духам». Наши подразделения пошли вперед. Но огонь противника вновь прижал их к каменистой земле. Танки я не решился вводить в бой. БМП — тоже. Подумал, что из гранатометов «духи» их попросту сожгут. А из танков и    БМП по целям, как и было решено, мы открыли огонь. В этом была большая польза.
Командиры рот старшие лейтенанты Игорь Дикарев и Андрей Чепурнов, чьи подразделения находились на главном направлении, действовали осторожно, расчетливо, но наверняка.
Конечно, можно было поднять роты в атаку, пустить в ход танк-1 ки, БМП, насытить наступление огнем и разгромить «духов». Но с какими потерями? Поэтому мы действовали без спешки, но не давали душманам перехватить инициативу.
     А те, следует заметить, закрепились в кишлаке удачно. Их огневые точки были прикрыты камнями, валунами. Как крепости, огнем стрелкового оружия не прошибешь. Вскоре артиллеристы накрыли некоторые из них. Насыщенность огня противника несколько спала.
Но «духи» продолжали рьяно сопротивляться. У нас появились раненые. Темп боя нарастал. Комбат майор Быков принял решение вызвать авиацию и вертолеты. Я по рации дал команду на выход в боевые порядки рот двух танков и боевых машин пехоты. Немедля они покинули укрытия.
     Но вскоре двумя точными выстрелами из гранатометов подбили командирскую БМП, где находился начальник штаба стрелкового батальона. Бронемашина остановилась, не подавала признаков жизни. Значит, там случилось что–то непоправимое и нужна немедленная помощь.
Лейтенант Алексей Степанчук рывком устремился к подбитой машине. Бежал быстро, но когда до нее оставался с десяток метров, был срезан пулеметной очередью.
      Тогда вместе с бойцом из управления мы прорвались–таки к машине. Я взобрался на БМП. Вижу, майор тяжело ранен, скорее даже контужен, но продолжает отдавать непонятные команды. Теряет сознание. Солдат–водитель мертв. Руки крепко сжимают управление. Я крикнул своему солдату, позвал его в машину. Вдвоем мы оттащили убитого водителя в сторону, и я скомандовал отвести машину метров на 500 назад. Топливный бак был пробит, горючее вытекало. Еще две–три минуты, и будет поздно.
    Боец завел двигатель, я выскочил из машины и залег у валуна, готовясь вести огонь из автомата, нащупал свои гранаты. На полном развороте в руках умелого бойца машина устремилась назад. По машине выстрелили из гранатомета, но мимо. А солдат сработал в одно мгновение. Действительно, горючки хватило только на несколько сот метров.
Все получилось, как задумано. А так в БМП нам бы пришлось туго. К погибшему водителю и тяжелораненому майору наверняка прибавились бы еще двое десантников...
По рации вызвали медицинскую машину для оказания помощи. Прибыл наш начальник медпункта старший лейтенантмедицинской службы Валерий Шкуратов. Прямо под душманским огнем приступил оказывать помощь раненым. И надо же такому случиться: от разрыва снаряда был Валерка контужен. Но, преодолевая страшную боль, помогал ребятам. Бегал то к одному, то к другому. Кстати, впоследствии офицер был награжден орденом Красной Звезды. Медалью «За боевые заслуги» наградили и моего солдата, выведшего с поля боя БМП вместе с тяжелораненым майором и погибшим водителем. Сработал парень что надо. Молодец! В том бою мы уничтожили более сорока «духов». Четверо сдались в плен. На вертолетах отправили в госпиталь десятерых наших раненых бойцов и двоих погибших: лейтенанта Алешу Степанчука и водителя БМП.
        О мелочах, оплачиваемых кровью, когда готовились к боевым действиям, приходилось обращать внимание каждого на самые, казалось бы, незначительные детали, мелочи. Ведь малейшее нарушение экипировки, плохо подогнанная фляга могут выдать разведчика в засаде.
Говорили тысячу раз — не курить на марше, на привале: в темной ночи огонек от горящей сигареты далеко виден. И по этому огоньку сразу же для проверки — кучная пулеметная очередь. А «духи» научились стрелять метко и наверняка. Дорого обходилась иной раз эта мелочь в солдатском быту.
   Напоминали на инструктажах при подготовке к операции, чтобы командиры не демаскировали себя, не выпячивались. У каждого офицера при себе есть радиостанция. Связь в боевой обстановке — основа успеха. Антенну, безусловно, надо прижимать к себе, ни в коем случае нельзя, чтобы она была поднята вверх. Душманы–то за восемь лет войны отлично это усвоили. Коль антенна над парнем торчит — значит, это офицер. Точный выстрел ниже антенны — и дело сделано. Значит, надо было, и немедленно, кому–то принимать командование на себя. Хорошо если заменивший вышедшего из строя командира знал боевую задачу, людей...
     Или еще такой момент. Мы с собой иной раз не брали тех, кто  приболел — непрерывно кашлял, чихал. Ведь «будь здоров!» душманы не говорили. А простывать было где. Приходилось брести по речке по пояс в воде, а то и выше. А водица бурлящая да такая холодная, что колики ощущали. Ведь речка питается водой со снежных гор. Она ледяная. Вот и простывали бойцы и командиры. Когда организм в напряжении, когда вся воля подчинена бою, решительным действиям, то эта простуда и не проявлялась, а чуть расслабился боец, дня два–три посидел в расположении — вот и давала потом знать о себе та ледяная ванна.

Экипировка командира.
   Командир сам экипировался в зависимости от разных обстоятельств, условий, в которых предстояло действовать. Но иметь при себе следовало многое. Вот, к примеру, моя экипировка: автомат АК–74 с прибором бесшумной и беспламенной стрельбы; китайский нагрудник с тремя карманами для магазинов с трассирующими патронами для целеуказаний; пистолет АПС и сигнальный пистолет; 4 дымовые шашки для обозначения вертолетной посадки, площадки и для авиации, что-
бы обозначить себя; топографическая карта; граната Ф–1 (2 — 4 штуки); штук 10 сигнальных ракет; рюкзак десантника РД–54, радиостанция Р–392, «Ромашка» — радиостанция для связи с фронтовой авиацией; сухой паек; фляга с водой; спальный мешок, плащ–палатка; бинокль ночного видения и бинокль обычный.
   В экипировку, как правило, входили еще противогаз и бронежилет, но в спецназе, отправляясь в горы, мы их не брали. Рядом со мной находились 1 — 2 радиста для поддержания связи с пехотой, артиллерией, бронегруппой, а также ординарец.
Все это нужно командиру в боевой обстановке. Он обязан быть мобильным, настоящим руководителем боя. И главное — все должно быть хорошо подогнано, закреплено, чтобы не демаскировать группу.

У нас был такой случай. Шли на задание ночью. С нами — заместитель начальника политотдела, подполковник. Пришли в заданную точку. Присели передохнуть. Была такая возможность. Сидели тихо, не шевелясь, разбирались в обстановке. Каждый занят своим делом. Вдруг один из солдат увидел вспыхнувший огонек. Кто–то закурил. Боец подскочил и, повалив курящего, напялил ему на лицо шапку с козырьком. Тот зашумел:
— Ты что делаешь? На кого бросился? Я — подполковник!
— Не знаю, кто ты, но не дай Бог группу раскроешь! — в горячке зашипел солдат.
— Но я же подполковник...
— Тем более, товарищ подполковник!
Потом замначальника политотдела признался, что прав был боец...
Враг — не робкого десятка
ТЕХ, кто прошел Афганистан, часто спрашивают: «Как же так, почему мы понесли такие потери?» Душманы умели воевать. Опыт ведения боевых действий накопили богатый, превосходный. Первого попавшегося к себе в вооруженную банду не брали. Зачисляли только того, кто в совершенстве владел своим оружием, имел опыт ведения боевых действий в горах. Им нахлебники для количества не были нужны.
«Духи» применяли такой принцип пополнения своих банд новыми солдатами. Да об этом и их пленные рассказывали. Когда к душманам приходил афганец с просьбой зачислить его в банду, полевой командир или кто–то из его окружения тщательно проверял боеготовность новичка. И если он оказывался ни на что не способен, ничего не знал в военном деле — ему попросту советовали послужить в армии, к примеру у Бабрака-Кармаля, научиться там воевать, физически закалиться, стать настоящим солдатом. Советовали подучиться у советских военных специалистов, узнать их тактику ведения боя, изучить оружие, технику. С ними, мол, повоюешь, выживешь — приходи, милости просим.
И еще один немаловажный момент. В Пакистане серьезно готовили солдат и командиров для душманских банд. Причем опытные военспецы из США, Китая, Пакистана. Так что пополнялись банды хорошими бойцами. Ко всему прочему, им еще неплохо платили. В Афгане — это не последнее дело.
Да и вооружены они были классно. Современное оружие — американское, китайское, английское, пакистанское. Мины
— со всего белого света. И самые, как говорится, коварнейшие. Мы их не успевали изучать. Все, что создавалось нового из вооружения, все поступало к душманам для проверки в боевых условиях. Помню, как американские «Стингеры» поставили нас в затруднительное положение. Пришлось нашей авиации, вертолетам изменить потолок полетов...
к Операция «Кроссовки»
Я бы сказал, снабжали нас неплохо. Давали все необходимое, чтобы воевать. Иной раз даже сверх меры... Доставили как–то в батальон 70 противотанковых мин. А они нам не нужны. Нет у «духов» танков. Спросил начальника боепитания бригады:
— Что делать с минами? Ведь я их хранить должен, пост для охраны выставить. Как будто других забот нет.
Он ответил:
— А ты знаешь, сколько мин мне привезли из Союза? Я что, их обратно буду отправлять?
— Но мы заявки на эти мины не давали.
— И я не давал... Возьми их и уничтожь. Акт на списание в боевых делах представь мне.
Вот такие нестыковки в «верхах» случались. Или прислали как–то кучу зеленых маскировочных сетей. А где она, зелень, среди горных валунов и каменистой местности? Но ведь где–то принимали решение на транспортировку этих сетей, машины нагружали, из Средней Азии везли их в Афган по дальним дорогам. Помню, доставили даже три машины колючей проволоки в больших мотках–рулонах. Зачем? Эта проволока вообще не нужна была в наших условиях и в боевом предназначении батальона.
Привозили нам как–то экспериментальные нагрудники типа китайских. Штук 600, наверное. Испытали их, написали свое мнение, много замечаний внесли. Время прошло, а новых нагрудников нет. Наши замечания все изучают. Но мы–то воюем. Нагрудники нужны в бою как воздух. Это — жизнь!
Присылали для эксперимента и новые ножи. Испробовали их. Никуда не годные оказались. Ими только дрова колоть. Написали свое официальное мнение. На том эксперимент закончился. Так и пользовались стоящими на вооружении ножами образца 1943 года — середины прошедшей войны. Но те ножи добрые...
Вот так приедут ребята, привезут то ножи для эксперимента, то нагрудники, посмотрят, что негодные, кивнут нам и поехали в Союз, «дорабатывать».
Об обуви для десантников тоже никто не думал. А работать в ботинках ох как тяжело. Невозможно. Но надо!
Однажды комсомольская организация написала письмо на
экспериментальную фабрику спортивной обуви, в котором попросила прислать для опыта легкую, но прочную обувь, необходимую для действий в каменистых горных условиях. Попросили не затягивать с решением вопроса. Боевые дела, мол.
И надо сказать, ребята отреагировали на нашу просьбу мгновенно. Фабрика экспериментальной спортивной обуви прислала в бригаду 500 пар кроссовок типа «Адидас». Кроссовки получились чудесные. Легкие и прочные. 70 пар выделили на батальон. Мы решили выдать их только тем, кому действительно приходится все время быть в боевых делах. Все отдали десантникам — сержантам и бойцам. Такая замечательная обувь больше нам не поступала. В 50–градусную жару ходили на войну в тяжелых неуклюжих яловых ботинках. Были трудности и с «хэбэшными» куртками.

Записал Александр ГРАЧЕВ. Фото из архива Вячеслава КАЧУРЫ.»

Категория: 5 ОбрСпн | Добавил: tyz (02.07.2009)
Просмотров: 9335 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

 
В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.

Бригады дух могуч, непобедим, Своих Героев подвиг славный чтим, Герои те в сердцах у нас горят- Бессмертен подвиг храбрых тех ребят.

Припев Шагай, бригада, гордою стопой, Железный дух твой славен боевой, Присяге будем мы всегда верны, Спецназ - надёжный щит родной страны.

Наш почерк ярок, дерзок и незрим, На страже Беларуси мы стоим, Всегда мы там, где лютый ураган, И песня боевая, и Афган.

В огне сражений выкован спецназ, Победы дух доступен лишь для нас. Мы защитим от бед родимый дом И славу поколений сбережём.







>

5 обр Спн г. Марьина Горка *** Неофициальный сайт *** - спецназ ГРУ, ВДВ, разведка, десантники! Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 559503494 Карта сайта 



5 ОбрСпн г. Марьина Горка лучшая бригада Спецназа ГРУ Создан Адерихо Е.А tyz.lt@mail.ru ICQ 556545706 Карта сайта 
        Рейтинг Военных Сайтов Каталог TUT.BY